Грубые процессуальные нарушения: ошибка или предвзятость

Занимаюсь интересным делом. Страховая компания проиграла в суде первой инстанции иск о защите прав потребиля некоему гражданину Г. Этот Г. попал в автомобильную аварию, получил травмы, и совокупность всех повреждений получилось у него больше, чем страховая сумма (5 млн., ни много ни мало!).
Все это он благополучно взыскал со страховой компании.
Нужно сказать сразу, что страховая, конечно, допустила ошибку. У них были сомнения относительно нескольких травм. Но они, почему-то, не платили совсем. Правильно было, конечно, заплатить по бесспорным травмам. Глядишь, остальное бы и не стали оспаривать. Потому как имея на руках 3 млн. можно, в принципе, жить спокойно. Тем более, что полученные травмы, хоть и неприятные, но не смертельные. К слову сказать, некоторые, наиболее «дорогостоящие» травмы были крайне плохо запротоколированы. Например, переломы, указанные в диагнозах, не видны на рентгенограммах. В общем, дело странноватое. Получил такие повреждения и даже в реанимации не был...
Процесс, как следует из протокола, проходил несколько необычно. Так, например, экспертиза, называнния судом в решении «судебной» была проведена не по решению суда, а по постновлению следователя. Текст заключения эксперта полностью повторяет медицинское заключение. Дословно. При этом, однако, представитель ответчика (страховой компании) не мог задать вопросы эксперту, не мог выбирать экспертное учреждение, не мог заявлять отводы эксперту и т.д. , ведь назначение экспертизы не обсуждалось в заседании, а было, повторюсь, сделано по постановлению следователя в то время, когда гражданский иск находился в суде.  
Ответчик заявил ходатайство привлечь специалиста. Суд определил разрешить ходатайство в следующем судебном заседании, однако, так и не разрешил. Ответчик водил специалиста с собой на все заседания. На последнее она придти не смогла — была больна. Ответчик просил отложиться; судья написала «не представил специалиста в судебное заседание, хотя возможность была». (вот именно так: «не представил специалиста», буд-то он — вещь какая или бумажка). 
Бедный представитель страховой компании, уже, видимо, от отчаяния, попросил провести повторную экспертизу в том же учреждении, задав дополнительные вопросы (о качестве медицинских услуг). На это — опять отказ: качество медицинских услуг не является предметом спора.
Между тем, качество медицинских услуг именно является предметом спора: если травмы получены в результате неправильных медицинских действий, то они страховой компанией не оплачиваются. Кроме того, диагностика — составная часть медицинской услуги. А ведь размер страховой выплаты целиком зависит от выявленных травм. В данном же случае иск целиком основан на диагнозах. Поэтому вопрос о том, правильно ли выставлен диагноз — один из ключевых. 
Интересно, что экспертиза, проведенная страховой компанией, показала, что диагноз в части выставлен ошибочно. Заключение эксперта, очень, к стати, детализированное и проработанное, приобщено, но не принято во внимание. Ссылка, уже ставшая классической, на то, что эксперт не был предупрежден судом об уголовной ответственности.
Представитель страховой компании именно автора этой экспертизы пытался вызвать в качестве специалиста (хотя, нужно было в качестве эксперта).

Запись опубликована в рубрике Право. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 1 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>